Херсонский порт, вслед за мариупольским, возобновляет отправку грузов – за донецкой сталью последует пшеница из Причерноморья. Синхронно воссоздается автомобильное и железнодорожное сообщение с Крымом и «большой Россией». Возврат к нормальной жизни позволяет не только ставить задачи по подъему Донбасса из руин, но строить планы взаимовыгодной интеграции. Что освобожденные районы могут предложить России?

Морской порт в Херсоне возобновил работу, назначен новый руководитель. В порту идет ремонт, восстанавливается инфраструктура, морские ворота региона готовятся к началу перевалки грузов. Об этом сообщили в среду в военно-гражданской администрации освобожденной Херсонской области. Судоходство – одно из приоритетных направлений будущего инфраструктурного развития Херсонщины, подчеркнули в ВГА. В этот же день стало известно, что Росавтодор планирует приступить к ремонту дорог в Херсонской области. Причем производство материалов для дорожных работ будет возобновлено в самом регионе – в Новой Каховке, о чем проинформировал ТАСС глава Каховской районной ВГА Владимир Леонтьев.

Вполне вероятно, что по восстановленным дорогам во вновь заработавшие порты Херсона, Бердянска и Мариуполя в скором времени будет доставляться зерно. Уже сейчас запас скопившегося на освобожденной территории урожая прошлого года составляет 1,5 млн тонн, сообщил во вторник глава Запорожской ВГА Евгений Балицкий в эфире канала «Соловьев Live». Регион продает зерно  за «достаточно хорошую цену» – 200 долларов, отметил запорожский руководитель. «Рабочая группа создана под руководством вице-премьера РФ Марата Шакирзяновича Хуснуллина, который нам в том вопросе помог. У нас покупают зерно по 15 500 рублей», – рассказал Балицкий. По его словам, часть планируется вывезти, в том числе на Ближний Восток и даже в Северную Америку – закупки производят через третьи страны.

Но главное – пшеница из Северной Таврии идет в Россию. Балицкий напомнил, что ранее первый поезд с зерном из Мелитополя прибыл в Крым, а первые суда из Бердянска планируется отправить в ближайшее время. Еще две недели назад постпред Крыма при президенте России Георгий Мурадов заверил: «Нам обязательно надо налаживать взаимодействие между крымскими портами, портом Херсон и портами Азовского моря. Это Бердянск и Мариуполь». Напомним, что еще в начале июня из освобожденного мариупольского порта в Ростов-на-Дону сделал первый рейс сухогруз «Славутич», груженный бухтами донбасского листового металла.

Постпред Крыма Мурадов также напомнил, о протоколе, подписанном между этим российским регионом и ДНР – в том числе, о транспортировке донецкой продукции за рубеж.

Вскоре откроется возможность и для более удобного въезда квалифицированных рабочих Донбасса и Причерноморья в Россию. С 1 июля между Крымом и Северной Таврией должно заработать пассажирское сообщение – об этом в среду сообщил крымский глава Сергей Аксенов.

«Интеграция России, Донбасса и освобожденных территорий позволяет изменить качество миграционных потоков, их направление. Население освобожденных территорий по культурным и духовно-ментальным измерениям близко к нашим традициям, русскому миру. Это позволит привлечь дополнительные силы на рабочие места в России в целом, и

станет приемлемой альтернативой мигрантам из стран Центральной Азии –

работникам, с зачастую более низкой квалификацией и с меньшим желанием интегрироваться в российское общество», – сказал газете ВЗГЛЯД глава комиссии Общественной палаты по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений Владимир Зорин. Напомним, что трудовые ресурсы Донбасса в середине 2010-х, до начала конфликта, оценивались в 5 млн человек – для многих из них сейчас открывается возможность для работы в России. Напомним, что в мае прошлого года президент Владимир Путин констатировал – нашей стране не хватает рабочих рук в целых отраслях экономики.

Речь идет не только о квалифицированных рабочих и инженерах с опытом работы в металлургии и «большой химии», но и например, о специалистах в высокотехнологичных отраслях, включая IT-технологии. «На освобожденных территориях развита система не только среднего профессионального образования, рабочих профессий, но и высшего, – отмечает Зорин. – Здесь располагаются вузы с хорошей научной базой и давними традициями. Правда, в последнее годы эти традиции были нарушены, но я по личному опыту и опыту моих коллег знаю, что связи полностью не прекращались, шел обмен знаниями и информацией».  

Можно вспомнить как минимум о двух вузах, которые только в ДНР могут готовить такие кадры – о Донецком национальном университете и Донецком политехникуме. В сентябре должен возобновить работу Приазовский технический университет Мариуполя, пострадавший во время боев.  «В регионах, с которыми мы интегрируемся – высокий уровень кадров, – отмечает Зорин. – В пример можно привести программистов – это одни из самых востребованных специалистов в мире, особенно в условиях цифровой экономики. Выходцы с бывших территорий Украины способны усилить наш IT-сектор». 

«Они вполне могут быть заинтересованы работать на российские компании, – со своей стороны отмечает член центрального штаба Общероссийского народного фронта (ОНФ) Илья Семин. – Это еще та советская школа, которая продолжат сейчас давать результаты. Если раньше это были физики и математики, потом банкиры, то теперь – программисты».

С другой стороны, самим освобожденным территориям – которые по примеру Крыма намерены интегрироваться в общественное и политическое пространство России – понадобятся грамотные и квалифицированные кадры. Об этом заявила в среду ТАСС сенатор от Крыма Ольга Ковитиди. Напомним, что в ДНР в руководство исполнительной власти уже вошли управленцы с опытом работы в России на федеральном уровне.

Назначенный неделю назад премьер-министром республики Виталий Хоценко до этого момента руководил департаментом промышленной политики и проектного управления Минпромторга России (Хоценко также – победитель конкурса «Лидеры России», выпускник четвертого потока «школы губернаторов»). В среду глава правительства ДНР сообщил, что вице-премьером, ответственный за стройкомплекс и инфраструктуру республики стал Евгений Солнцев, который ранее занимал должность помощника министра строительства и ЖКХ России. Куратор строительного комплекса – пожалуй, одна из самых ответственных позиций в гражданском руководстве Донбасса, учитывая объем и сложность работ по восстановлению освобожденных городов и сел.

Также отметим, что подъем Донбасса из руин – одно из основных направлений взаимовыгодной интеграции народных республик и России. ДНР и ЛНР восстанавливают промышленный потенциал, инфраструктуру и жилой фонд, с другой стороны российский строительный бизнес получает новые заказы, а рабочие – дополнительные возможности для заработка, что особенно важно в условиях высокой конкуренции в самой России. Строители, которые участвуют в восстановлении Донецкой и Луганской республик, будут получать повышенную зарплату, сообщили в среду агентству РИА Новости – Недвижимость в Минстрое России.

Ранее вице-премьер Хуснуллин сообщил, что темпы работ по восстановлению Донбасса будут увеличены: к уже работающим на территории ДНР и ЛНР 2,5 тысячи российским специалистам и почти 800 единицам техники в ближайшее время добавят еще 1,5 тысяч строителей и 200 машин. Восстановление Донбасса, Херсонщины и освобожденных районов Запорожской области гарантирует создание рабочих мест и для местных жителей. «Уже сейчас на этих территориях появляются новые рабочие места в сфере строительства.

Только одна эта отрасль может дать огромный кумулятивный эффект»,

– отмечает член центрального штаба ОНФ Илья Семин. В целом, «инвестиции в освобожденные территории создадут для экономики России новую добавленную стоимость», подчеркивает собеседник.

С одной стороны, Донбасс, Приазовье и Херсонщина открываются как рынок сбыта для российских товаров – с 8 млн потенциальных потребителей. С другой стороны, здесь наша страна найдет новых поставщиков продукции, подчеркивает Семин. «Это не какие-то пустынные земли, где все нужно создавать с нуля, – указывает собеседник. – Это реально развитые и промышленные регионы, где сейчас случилась трагедия. Но после восстановления вся эта промышленная мощь может вернуться, как это произошло с Крымом, но в гораздо больших размерах».

«В России по-прежнему существуют огромные возможности для внутренних рынков и инвесторов. Если бывшие украинские предприятия оперативно сориентируются, то могут начать производить продукцию, которая будет поставляться в качестве сырья, комплектующих и прочих материалов для производств, расположенных в России, – подчеркивает Семин. – Такая межрегиональная кооперация может дать кумулятивно-синергический эффект для всей экономики России».

Как ранее отмечал в комментарии газете ВЗГЛЯД, бывший вице-премьер ДНР Андрей Пургин, «Донбассу есть что предложить России». Для понимания потенциала Донбасса, следует напомнить, что в момент фактического распада домайданной Украины в 2013 году, тогдашние Донецкая и Луганская области давали 16% украинского валового внутреннего продукта. В этих двух регионах сосредоточено почти 44% мощностей машиностроения Украины, свыше четверти всех металлургических предприятий, около 14% украинской химической промышленности.

Некоторые ресурсы региона можно назвать уникальными – например, Шевченковское месторождение лития, щелочного металла, который применяется крайне широко – от ядерной энергетики и производства двигателей до медицины.

С потерей Донбасса Украина лишилась 45% мощностей угледобычи –  к слову, напомним, что во времена СССР именно Донбасс занимал первое место в Союзе по промышленному значению и размерам добычи угля. По оценкам специалистов, запасы антрацита – около 7 млрд тонн – сопоставимы с запасами России и Китая. Энергетических углей должно хватить на пару сотен лет, полагает Пургин. И главное – транспортировать донбасский уголь в регионы южной и центральной России ближе и дешевле, чем вести, например, из Кузбасса. «Наши железные дороги строились, наверное, раньше, чем в Москве и Петербурге, – напоминает Пургин. – Плюс море, порты в Мариуполе и Бердянске. Все это дает синергетические эффекты в экономике – когда одно запущенное производство порождает другое, и так далее».

Соседняя Запорожская область внутренне едина с Донбассом, у них единые коммуникации, порты Мариуполя и Бердянска фактически образуют единую систему, отмечал экономист Василий Колташов. Перспектива освобождения всего региона, в том числе областной столицы – города Запорожье (о чем как о поставленной задаче во вторник заявил член главного совета местной ВГА Владимир Рогов) означает доступ к важнейшим промышленным предприятиям: заводу «Днепроспецсталь», который в советский период давал продукцию для ВПК  и космической отрасли, и к одному из крупнейших металлургических заводов Европы – «Запорожстали». Наконец, напомним о стратегически важном авиапредприятии «МоторСич». На уже освобожденной территории находится Запорожская АЭС, которая в последние годы вырабатывала около 50% всей электроэнергии, производимой атомными станциями Украины.

Херсонская область, в случае воссоединения с Россией, становится одной из главных житниц страны.

Как отмечалось ранее, два миллиона гектаров плодородных почв Херсонщины могут потенциально давать ежегодно по 2 млн тонн пшеницы, а также арбузов и винограда. Что касается Приазовья, то «это прекрасные сельскохозяйственные и курортные земли, территории для выращивания масличных зерновых, винограда, фруктов и овощей», – отмечал глава аналитического бюро проекта «Сонар 2050» Иван Лизан. Семин также указывает на то, что у Херсонской и Запорожской областей огромен сельскохозяйственный потенциал. По мнению члена Центрального штаба ОНФ, Северная Таврия может давать продукцию «не только для российского рынка, но и как минимум для Евразийского экономического союза», укрепляя положение России как ведущей сельскохозяйственной державы-экспортера.

Наконец, но не в последнюю очередь упомянуть курортный потенциал Северной Таврии. Неделю назад  власти освобожденной территории Запорожской области в ходе поездки первого замруководителя администрации президента России Сергея Кириенко в Бердянск выступили с инициативой – создать на базе местных курортов всероссийскую здравницу. «Это Бердянск, Приморск, Кирилловка, это широкая линия побережья очень теплого, с профилем лечения сердечно-сосудистых заболеваний, заболеваний опорно-двигательной системы и кожных. Однозначно здесь можно сделать круглогодичный курорт», – отметил член главного совета Запорожской ВГА Владимир Рогов.

Что касается Херсонской области, то у нее есть выход как к Азовскому, так и к Черному морям – где расположены курортные Железный Порт, Лазурное и Скадовск.  Линия южного «туристического» побережья России, таким образом, может вырасти в два раза (сейчас она составляет около 1200 километров, если считать от устья реки Псоу на границе с Абхазией до крымского Перекопа). Как отмечают специалисты, возрождение курортов Причерноморья и Приазовья позволит снизить ежегодную туристическую нагрузку на Крым и Черноморское побережье Кавказа.

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

Теги: 

Украина
,
спецоперация
,
Россия и Украина
,
Донбасс
,
Запорожье

от

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.